А вы знаете, что такое ЧАЭС?!

Главная » Люди провинции » А вы знаете, что такое ЧАЭС?!
29 Апреля 2019

Провал Чернобыльской атомной электростанции (ЧАЭС) 26 апреля 1986 года был одной из крупнейших промышленных катастроф современности. Эта трагедия изменила жизнь сотен тысяч людей, десятки тысяч её ликвидаторов стали инвалидами, тысячи ушли в мир иной.

Сейчас зона отчуждения – бывшая заражённая территория, радиусом в 30 километров, сломавшая миллионы жизней – привлекательный объект для туристов. Так, только в 2016 году её посетило больше 15 000 человек из 60 стран мира. Сегодня, чтобы попасть в Чернобыль… достаточно просто купить тур, как в Прагу, Рим, Турцию… Экскурсии обычно продолжаются от 1 до 5 дней. Есть хостел. Есть индивидуальные программы, в рамках которых можно посетить любые места города Припяти – города, ставшего эмблемой печали чернобыльской катастрофы.

Для кого-то Чернобыль – это приключение, а для кого-то – личная трагедия.

- Ко мне 26 апреля 1986 года приехал личный водитель и сказал, что нужно срочно прибыть в штаб, – вспоминает Владимир Михайлович Шушарин, ликвидатор аварии на Чернобыльской электростанции. – Мы жили в Шадринске, погода в тот год стояла отличная, и в это время работали с женой в огороде. Я собрался и сказал, чтобы она ничего не планировала, потому что уезжаю в командировку. Она пошутила в ответ: «Прямо сейчас?!» Я серьёзно парировал: «Вечером».

Владимир Михайлович Шушарин – уроженец г. Челябинска, военный. За свою карьеру сменил 17 квартир и гарнизонов, поэтому приказы обсуждать не привык. Надо – так надо. И уже 28 апреля он был в Минске. В целом он провёл полтора года на ликвидации чернобыльской аварии – не могли найти ему замену, хотя обычно в такие командировки отправляли на 1-2 месяца.

Главной движущей силой ликвидации радиоактивных вы-бросов были, конечно же, люди. Они съезжались к ЧАЭС со всех уголков страны: специалисты-химики и физики, военные, солдаты-срочники, строители, бульдозеристы, водители, крановщики, сварщики… тысячи и тысячи людей. Они своими руками исправляли последствия чудовищной катастрофы. Именно они получали свои страшные дозы радиации, смертельные болезни и проблемы на всю оставшуюся жизнь. 

Территорию вокруг рухнувшего в Чернобыле реактора назвали зоной отчуждения. Владимира Михайловича, как и других уральцев, встретили пожелтевшие сосны, пустынные дома и улицы. Казалось, что даже воздух вокруг был отравлен. Но раз солдат – нужно было вести себя достойно и делать то, что приказано. В задачу Владимира Михайловича и его подчинённых входила химзащита.

Техника, хоть и железная, но радиацию тоже накапливает – в пыли, в металле, в резине – везде. На всех выездах из зоны отчуждения были устроены дозиметрические посты, которые мерили радиацию на выезжающей технике. Если фон превышал допустимые показатели, машину отправляли в пункт специальной обработки, где поливочные машины и люди, с головы до ног укутанные в резину, мыли их из брандспойтов мощной струёй воды с деактивирующим порошком.

После каждой мойки проводили новые замеры, если после трёх раз машина продолжала «фонить» – её отправляли в «могильник». Вот такие «могильники» и строились под руководством Владимира Михайловича. И если обычно у людей в радиоактивной зоне смена длилась 3-4 часа, то руководителю, коим являлся мой герой, приходилось там находиться весь день.

Ликвидация последствий аварии на ЧАЭС – это не только каждодневная война с радиацией, но и борьба с людским горем. Многие не хотели покидать свои дома, особенно в деревнях, где оставались засаженные огороды и заражённая, а значит, обречённая на голодную смерть, домашняя живность.

- Они до последнего цеплялись за ворота и кричали: «Оккупанты! Уходите. Умирать тут останусь».

Супруга Владимира Михайловича Галина Александровна вспоминает Чернобыль по-своему, по-женски. Она приехала туда на несколько дней на вручение медали супругу.

- Тяжело было ехать на поезде. За окном проплывали населённые пункты, а свет в окнах не горел. Всё вымерло. Жутко. Заходишь в деревню: стоит дом, сушится детское бельё, машина стоит перед воротами… кажется, что сейчас выйдут навстречу приветливые хозяева, а никого…

Сейчас только природа властвует в зоне отчуждения, оставленной людьми. Со временем она вытеснит из памяти то, что когда-то здесь произошло. Тридцатикилометровый «мёртвый» радиус – 81 населённый пункт, где даже сейчас, по прошествии 33 лет, можно войти в любую квартиру или дом и увидеть артефакты советской эпохи.

И эта «мёртвая» зона могла бы быть гораздо больше, если бы не мужество и самоотверженность людей, которые ценой своего здоровья сделали всё возможное, чтобы локализовать катастрофу и ликвидировать её последствия. Однако после проявленного героизма они потом не раз слышали и в лицо, и в спину: «Мы вас туда не посылали». А ведь именно сейчас все выжившие ликвидаторы нуждаются в государственной помощи: постоянном лечении и поддерживающих процедурах, потому что их здоровью нанесён непоправимый ущерб.

Юлия Мезенина

Фото из архива семьи Шушариных

Газета «Городок» основана в 1995 году. Концепцию и модель газеты создала Наталья Пашигина.

Все права на материалы, опубликованные на настоящем сайте, принадлежат ООО «Мыс Доброй Надежды».
Любое использование материалов и новостей сайта допускается только по согласованию с редакцией с обязательной ссылкой на сайт.


РЕКЛАМА:    8 (34394) 7-61-89
СЕКРЕТАРЬ: 8 (34394) 7-58-89
РЕДАКТОР:  8 (34394) 5-14-20

pressagorodok@mail.ru

г. Красноуфимск

ул. Мизерова, 101

Данный сайт использует файлы cookie и прочие похожие технологии. В том числе, мы обрабатываем Ваш IP-адрес для определения региона местоположения. Используя данный сайт, вы подтверждаете свое согласие с политикой конфиденциальности сайта.
ОК